Not found
Search wrapped
Only one result found
Из гонителей в служители (Деяния 9)

Из гонителей в служители (Деяния 9)

"Нет подобного Тебе, Господи! Ты велик, и имя Твое велико могуществом"
Иеремия 10:6


Впервые апостола Павла мы встречаем, когда описывается убийство Стефана, служителя первой церкви. Люди вывели Стефана за город, чтобы побить камнями, а юноша Савл (так его тогда звали) сторожил тем временем их одежды:

«…и, выведя за город, стали побивать его [Стефана] камнями. Свидетели же положили свои одежды у ног юноши, именем Савла и побивали камнями Стефана, который молился и говорил: Господи Иисусе! Прими дух мой» (7:58). «Савл же одобрял убиение его» (8:1).

Вот как он вспоминает об этом позже:

«Они знают, что я бросал в тюрьмы и избивал в синагогах верующих в Тебя. И когда пролилась кровь Твоего свидетеля Стефана, я стоял рядом, я был на стороне убийц и стерег их одежду» (22:19-20; РБО).

Он был активным участником происходящих событий, и, возможно, даже одним из тех, кто участвовал в вынесении смертного приговора Стефану. Позже он вспоминал: «я многих святых заключал в темницы, и, когда убивали их, я подавал на то голос» (26:10).

Последующее повествование подтверждает эту версию:

«Савл полностью одобрял убийство Стефана. С того дня в Иерусалиме начались сильные гонения на церковь. Все, кроме апостолов, разбежались по селениям Иудеи и Самарии. …А Савл уничтожал церковь, врываясь в дома, вытаскивал мужчин и женщин и бросал в тюрьму» (8:1-3; РБО).

Над церковью нависла смертельная угроза. Казалось, дни только что родившейся и еще не успевшей окрепнуть церкви были сочтены. Но именно гонения открыли возможности для проповеди сначала среди самарян, а затем и среди язычников: «Между тем рассеявшиеся ходили и благовествовали слово» (8:4). Задуманное Господом о проповеди Евангелия (см. Деян. 1:8) должно было исполниться.

Да, если рассматривать отдельные детали, то было много слез и горя. Потоки беженцев, зачастую бросая свое имущество, бежали из города. Кто-то терял отцов и мужей, кто-то братьев и сыновей. Но на большой картине было видно, что Царство Божье растет, Церковь растет. И если до этого ее пределы были ограничены только Иерусалимом и некоторыми точками в Иудее, то теперь было видно, что территория Церкви заметно расширилась…

Тем временем Павел все еще считал своим долгом покончить с этой «христианской ересью»:

«Савл же, еще дыша угрозами и убийством на учеников Господа, пришел к первосвященнику и выпросил у него письма в Дамаск к синагогам, чтобы, кого найдет последующих сему учению, и мужчин и женщин, связав, приводить в Иерусалим» (9:1-2).

Савл «дышал» гонениями на Церковь. Где бы он ни появлялся, он выдыхал угрозы и убийства. Стоя рядом с ним, окружающие чувствовали этот резкий запах, как мы чувствуем запах чеснока.

Узнав, что бежавшие христиане стали проповедовать за пределами Иудеи, он решил, что ему нужно продолжить свою миссию за границей. Спустя годы он рассказывал о своей прежней жизни:

«…и по всем синагогам я многократно мучил их и принуждал хулить [Иисуса] и, в чрезмерной против них ярости, преследовал даже и в чужих городах» (т. е. за пределами Иудеи; 26:11).

Иными словами, Дамаск, похоже, был не единственным городом, где Савл решил навести порядок. Итак, он отправился в Дамаск. И вот здесь происходит неожиданное событие.

Когда же он шел и приближался к Дамаску, внезапно осиял его свет с неба. Он упал на землю и услышал голос, говорящий ему: Савл, Савл! что ты гонишь Меня? Он сказал: кто Ты, Господи? Господь же сказал: Я Иисус, Которого ты гонишь. Трудно тебе идти против рожна. Он в трепете и ужасе сказал: Господи! что повелишь мне делать? и Господь сказал ему: встань и иди в город; и сказано будет тебе, что тебе надобно делать» (9:3-6).

Это было необычное природное явление. Однако очевидно было и другое: это было не просто природное явление. Луч небесного прожектора сфокусировался именно на Савле: «…внезапно осиял его свет с неба» (9:4). И именно Савл ослеп от этого сияния ‒ больше никто из его путников. Кроме того, именно к нему обращен был голос. Слово «голос» можно перевести в данном случае как «звук», потому что, как позже скажет сам Павел, «Бывшие же со мною свет видели, и пришли в страх; но голоса Говорившего мне не слыхали» (22:9). Иными словами, они слышали голос, но не понимали его, т.е. слышали просто звуки. Было очевидно, что все происходящее было направлено именно на Савла.

Неудивительно, что он реагирует на это явление в «трепете и ужасе». Однако «трепет и ужас» овладевают им не по причине странного и даже страшного явления. На первое обращение Господа ‒ а мы знаем, что это был Господь ‒ Савл реагирует без видимого трепета и ужаса: «Кто Ты, Господи?». По крайней мере, так это оттеняет евангелист Лука. В трепет и ужас его приводят слова: «Я Иисус, Которого ты гонишь. Трудно тебе идти против рожна» (9:5). Господь не говорит: «Я Иисус…. Ты на кого руку поднял?» (как, например, это было в случае с фараоном). Его голос спокоен. Он даже с неким участием обращается к Савлу: «Трудно тебе, Савлик, трудно, Я понимаю, ... идти против рожна».

Во времена Павла рожном называли палку, с помощью которой направляли быка, на котором пахали. Господь заставляет его признать то, что и сам он давно чувствовал. Он воевал с теми, кого считал сектантами и еретиками, причем пытался себя убедить, что этим служит Богу, а внутри не было мира. Многие факты вокруг говорили о том, что он не на правильном пути. Однако останавливаться Савл не хотел.

Несмотря на гонения, «слово Божие росло, и число учеников весьма умножалось в Иерусалиме; и из священников очень многие покорились вере». Вероятно, это стало неожиданностью для Савла, что из их круга ‒ не глупых, по его мнению, образованных, интеллигентных людей ‒ люди стали обращаться в христианство. Однако Павел продолжал двигаться в выбранном направлении.

Но тут, на дороге в Дамаск, он вдруг осознал, что действительно шел против рожна. До сих пор уверенный в себе и убежденный в своей правоте, он наконец понял, что заблудился, потерялся… Поэтому у него естественно вырывается вопрос, который в будущем становится руководящим принципом его жизни: «Что повелишь мне делать?»

Господь не торопится с ответом: «Господь сказал ему: встань и иди в город; и сказано будет тебе, что тебе надобно делать». Три дня в слепоте, отказавшись от пищи и воды, он осмысливал произошедшее. Похоже, именно в эти дни происходит его призвание. Мы читаем дальше:

«И тотчас стал проповедовать в синагогах об Иисусе, что Он есть Сын Божий. И все слышавшие дивились и говорили: не тот ли это самый, который гнал в Иерусалиме призывающих имя сие? да и сюда за тем пришел, чтобы вязать их и вести к первосвященникам. А Савл более и более укреплялся и приводил в замешательство Иудеев, живущих в Дамаске, доказывая, что Сей есть Христос» (9:20-22).

История заканчивается в ст. 31:

«Церкви же по всей Иудее, Галилее и Самарии были в покое, назидаясь и ходя в страхе Господнем; и, при утешении от Святого Духа, умножались».

История начиналась с того, что над только что родившейся церковью нависла смертельная опасность, а заканчивается тем, что Церковь не только продолжает существовать, но и ее границы заметно расширились. История начиналась с портрета одного из гонителей, а заканчивается портретом того, кто смело проповедует Евангелие.

УРОКИ ДЛЯ НАС:

  1. Бог пишет историю, и никто и ничто не может помешать осуществлению Его плана, хотя Божьи действия нам не всегда понятны.
  2. Главным действующим лицом Божьей истории является Церковь: ее созидание и спасение еще не спасенных.
  3. Божий замысел воплощается через обычных людей, таких как ты и я, включая тех, кто сегодня еще, быть может, противится Ему.
  4. Участие в осуществлении Божьего замысла для каждого из нас лично начинается с простого вопроса: что повелишь мне делать? (после чего нужно время тишины, чтобы услышать ответ).

Photo by Ben White on Unsplash